+420774057609

Блог

Толерантность к риску людей с полезависимым и поленезависимым когнитивным стилем  при принятии финансовых решений

29.01.2019 бизнес admin

НИНА ГРИШИНА

Нина Гришина — PhD, кандидат экономических наук, доцент, заведующий кафедрой психологии бизнеса и психологии менеджмента, Саратовский национальный исследовательский государственный университет имени Н. Г. Чернышевского, Россия

email: grishinaninapavlovna@gmail.com

 

Введение

Понятие когнитивного стиля формировалось в рамках гештальт-психологических представлений о поле и поведении в поле. В зависимости от человека фактор влияния поля (предметного и социального окружения) обнаруживает себя в разной мере. Так, поведение одних людей в большей степени оказывается подчиненным полю (полезависимый тип поведения), тогда как поведение других – оказывается направленным на внутреннюю активность (поленезависимый тип поведения).

Степень психологической дифференциации, свойственной индивидууму, отражает то, в какой мере он способен отделить восприятие себя от восприятия не себя и/или осознавать границы этого. Психологическая дифференциация также означает степень, с которой такие виды психологической активности, как воспоминание, синтез, анализ и действие, могут различаться между собой. По мере развития психологической дифференциации в организме, личность развивает согласованные паттерны способов управления различными видами психологической активности – паттерны, получившие название когнитивного стиля.

Когнитивные стили представляют собой индивидуальные способы обработки информации, которые характеризуют специфику работы ума конкретного человека и отличительные особенности его интеллектуального поведения.

Когнитивный стиль традиционно рассматривался как биполярное измерение, вращающееся вокруг противоборства рационального и эмоционального стиля, или аналитического и целостного стиля.

В последние десятилетия в литературе часто отмечается, что когнитивный стиль является важным фактором в изучении организационных форм поведения, таких как принятие решений, обработка конфликтов, разработка стратегий и групповые процессы. Индивидуальные различия в когнитивных стилях считаются важными для влияния на восприятие, обучение, принятие решений, общение и обработку информации.

Знание о когнитивном стиле человека становится особенно полезным, когда речь заходит о повышении качества принятия решений. Выделяют такие области применения как выбор, обучение, общение, консультирование, создание команды, обучение и развитие.

Индивидуумы использующие поленезавизимый когнитивный стиль, описываются с точки зрения некоторых характеристик, таких как: склонность к анализу; они с большей вероятностью, либо анализируют поле, когда оно организовано, либо налагают структуру на поле, когда ему не хватает собственной организации; склонность к безличности. С другой стороны, те, кто обладает полезависимым когнитивным стилем склонны подходить к решению проблем глобально; заинтересованы во взаимодействии с другими людьми; предпочитают руководствоваться и полагаться на внешние референты. Аналитические рассуждения как одни из важных когнитивных процессов чаще всего описываются как независимость от поля, которая описывается как степень, в которой окружающая перцептивная область влияет на восприятие человеком предметов внутри нее. Людям, не склонным к аналитике (обладающим полезависимым когнитивным стилем) трудно найти нужную информацию, потому что окружающее поле скрывает от них то, что они ищут.

Аналитически рациональные люди (поленезависимые) умеют в большей степени устранять неоднозначность информации из своей окружающей области и, следовательно, являются более эффективными в решении проблем, поскольку они лучше способны изолировать именно ту информацию, которая относится к задачам. Также полезависимые индивиды применяют дедуктивный процесс для интерпретации входных данных, использования дедуктивных рассуждений и сосредоточения внимания на значении. С другой стороны, поленезависимые люди используют индуктивные рассуждения и индуктивный процесс для интерпретации входящей информации, помимо того, что они фокусируются на форме.

Мы провели исследование принятия риска полезависимыми и поленезависимыми студентами в ситуации принятия финансовых решений с разной степенью риска.

Эксперимент

Исследование проводилось в Саратовском государственном университете имени Н.Г Чернышевского на базе учебной лаборатории «Когнитивная психология». В эксперименте приняли участие 77 человек  (85% девушек, 15% юношей), обучающихся на психологическом, биологическом и механико-математическом факультетах.

В настоящее время для оценки восприятия все чаще используют окуломоторную активность (ОМА). Каждый зрительный акт предполагает глазодвигательную активность, посредством которой осуществляется поиск необходимого объекта, его выделение из фона, рассматривание или «мысленное преобразование». Это обстоятельство и позволяет использовать параметры движений глаз в качестве индикаторов перцептивного процесса и связанных с ним форм деятельности.

Мы предполагаем, что особенности ОМА при решении финансовой задачи могут раскрывать характер когнитивной обработки информации у полезависимых (ПЗ) и поленезависимых (ПНЗ) респондентов

Эксперимент проводился с применением аппаратного метода регистрации движения глазодвигательной активности посредством видеорегистрации движений взора испытуемого, осуществляемой стационарной системой бинокулярного трекинга глаз Eye Tracker (модели RED 500 System, произведенного SMI (SensoMotorik Instruments GmbH, Германия)). Частота работы системы фиксации взора — 500Гц. Установка минимального порога фиксации составляла в эксперименте 50 ms. Для создания протокола предъявления стимулов и последующего предъявления материала применялся программный модуль Experimental Center. Испытуемые сидели перед монитором на расстоянии 65 – 70 см со встроенной в него системой удаленной регистрации движения глаз. По координатам центра зрачка и роговичного блика, а также по результатам калибровки рассчитывается направление взора, привязанное к рассматриваемому наблюдателем изображению. Первичная обработка основных характеристик движений взора производилась программой BeGaze установки Eye Tracker. В ходе исследования мы использовали различные показатели морганий, фиксаций и саккад.

Эксперимент состоял из нескольких этапов. На первом этапе использовался тест «Фигуры Готтшальдта» для диагностики  когнитивного стиля ПЗ/ПНЗ. Суть теста заключается в том, что испытуемый должен обнаружить простой элемент в сложной фигуре. Быстрое и правильное нахождение характеризуется как поленезависимость, а медленное и ошибочное, напротив, как полезависимость. Наиболее общим основанием для разделения индивидуальных особенностей познания является степень свободы от поля, в котором находится изображение.  Иначе говоря, речь идет о том, на сколько человек опирается на свои знания и опыт при принятии решения, а не на внешние факторы. Для полезависимых картинка воспринимается целиком и ее трудно разделить на отдельные объекты, в то время как для поленезависимых воспринимаемый объект, его качества воспринимаются самостоятельно, отдельно от других объектов. Другими словами, восприятие полезависимых более синтетично, а поленезависимых – аналитично.

Тест состоит из тридцати заданий, на которых предлагается найти один замаскированный элемент среди пяти эталонных.

На экране Eye Tracker предъявлялась одна сложная фигура и 5 эталонных элементов, закодированные буквами А, Б, В, Г, Д. Респондент должен обнаружить скрытый элемент и выбрать его из эталонных, посредством фиксации взгляда на соответствующей букве. Фиксируется время поиска каждой фигуры и ошибки. По результатам пройденного теста рассчитывается индекс полезависимости/поленезависимости по формуле:

 

I= N/T,

где      I – индекс полезависимости,

N – количество правильных ответов,

Т – общее время (мин).

 

При I > 2,5 считается выраженным параметр поленезависимости 

При I < 2,5 выражен параметр полезависимости.

 

На втором этапе для оценки принятия риска использовали тест «Монетная лотерея». За основу модели эксперимента мы взяли опыт Канемана и Тверски, которые разработали теорию перспектив, исследуя естественные предрасположенности человека при принятии финансовых решений в условиях риска.

Испытуемым последовательно предъявлялись ситуации выбора между двумя альтернативами, одна из которых предполагала вероятностную оценку риска проиграть или выиграть определенную сумму, а другая гарантированно проиграть или выиграть другую сумму, которая была больше или меньше, чем в первой альтернативе. В исследовании представлены результаты для крайних значений вероятности выигрыша или проигрыша – 0,99 и 0,01.

Примеры выигрышных и проигрышных задач представлены ниже.

 

Выигрышная финансовая задача

Выбрать между

  • Не выиграть ничего с вероятностью 0,99 или выиграть 200$ с вероятностью 0,01
  • Гарантированно выиграть 10$

 

Проигрышная финансовая задача

Выбрать между

  • Не выиграть ничего с вероятностью 0,99 или проиграть 200$ с вероятностью 0,01
  • Гарантированно проиграть 10$

 

В качестве рисковой альтернативы, мы взяли перспективы, предложенные Канеманом и Тверски. Гарантированная опция – это безрисковый исход в определенном денежном выражении. Размер этого денежного выражения устанавливается по аналогии с оригинальным исследованием Канемана и Тверски как логарифмически распределенные между экстремальными значениями исходов перспективы. Например, для перспективы «99% шанс не выиграть ничего и 1% шанс выиграть 200$» это будут значения логарифмической функции распределения между 0 и 200$. Мы уменьшили количество гарантированных значений с оригинальных семи до пяти значений, так как цель определить порог избегания или стремления к риску, а также избегания потерь в нашем исследовании не является основной.

Логарифмическое распределение учитывает оценки вероятностей и предлагает для сравнения значения, которые сопоставимы с рисковой опцией с точки зрения здравого смысла.

Также была модифицирована формулировка самой рисковой перспективы. От термина «шансы» мы перешли к «вероятность», а вместо процентов использовали доли.

При предъявлении двух альтернатив, экспериментатор имеет информацию о рассчитанных ранее математическом ожидании и дисперсии (в качестве меры риска) для данного выбора, что позволило оценивать степень проявления рациональности при принятии решений каждого испытуемого.

Полученные результаты были тщательно проанализированы и распределены по группам с различной степенью рациональности принятых решений. В нашем анализе используются следующие определения конкретных решений:

—           рациональное (+)

—           избегающее риск (RA)

—           стремящееся к риску (RS)

—           избегающее потери (LA)

—           иррациональное (-)

 

Для определения принадлежности к той или иной группе математическое ожидание и дисперсия (мера риска) рисковой опции сравнивается с теми же параметрами гарантированного исхода.

 

Таблица 1. Сравнение математического ожидания и дисперсии рисковой опции с гарантированным исходом в ситуациях с выигрышами

 

+

RA

RS

Математическое ожидание

>=

<=

Дисперсия

 

Таблица 2. Сравнение математического ожидания и дисперсии рисковой опции с гарантированным исходом в ситуациях с проигрышами

 

+

RA

LA

Математическое ожидание

<=

>=

Дисперсия

После детального анализа решений каждого испытуемого необходимо всю выборку распределить по группам в зависимости от рациональности принятых решений. Согласно Марковицу рациональный инвестор предпочитает большее меньшему и определённость неопределенности. Таким образом, считаем, что процент рациональности составляет совокупность рациональных и избегающих риск принятых решений в общем числе предложенных выборов (+ и RA).

Рациональность рискового поведения определяли в зависимости от количества рисковых ответов, данных респондентом, а также с учетом математического ожидания и сигмы для каждой задачи. Так было выделено 3 группы лиц:

—           строго рациональные (>60% рациональности)

—           пограничные (60-40% рациональности)

—           строго иррациональные (<40% рациональности)

 

Такая же процедура применяется для определения рациональности решений в подгруппах финансовых ситуаций выбора:

—           выигрыши с вероятностью 0.99

—           выигрыши с вероятностью 0.01

—           проигрыши с вероятностью 0.99

—           проигрыши с вероятностью 0.01

 

Полученные данные обрабатывались посредством программы SPSS, использовался статистический критерий Манна-Уитни и корреляционный анализ по Пирсону.

Финансовые задачи по одной предъявлялись на экране Eye Tracker и испытуемому предлагалось выбрать между 2мя вариантами ответа: рискнуть или выбрать гарантированный выигрыш или проигрыш. В ходе прохождения фиксировались различные параметры окуломоторной активности, включая показатели морганий, фиксаций и саккад.

 

Результаты эксперимента

В ходе эксперимента по результатам теста «Фигуры Готтшальдта», определяющего когнитивный стиль, было выделено 2 группы респондентов: 1 группа – поленезависимые студенты (24%), 2 группа – полезависимые студенты (76%) (рис. 1).

 

Рисунок 1 – Распределение лиц в зависимости от когнитивного стиля

 

 

Таким образом, большинство респондентов имеют невысокий артикулированный опыт. Вероятно, это связано с тем, что большинство наших испытуемых –  девушки. Полезависимость характерна больше для представительниц женского пола во всех возрастных  группах, а поленезависимость –  для лиц мужского пола.

По результатам анализа ответов респондентов при решении финансовых задач в каждой группе в зависимости от рациональности выбора были выявлены рациональные, пограничные и иррациональные лица (рис. 2). Как среди поленезависимых, так и полезависимых преобладают пограничные представители, и их число составляет 37% и 44% соответственно.

 

Рисунок 2 – Распределение поленезависимых/полезависимых студентов с учетом рациональности выбора.

 

Распределение по рациональности/иррациональности у полезависимых студентов было примерно равным: 30% и 33% соответственно. А вот среди полезависимых студентов количество рациональных лиц небольшое и составляет всего 19%. Остальные 37% были охарактеризованы как иррациональные.

Таким образом, наименьшее количество рациональных студентов обнаружено в группе с более зависимым перцептивным стилем. Вероятно, это связано с тем, что поленезависимые индивиды обнаруживают средний уровень тревожности в ситуации тестирования.

Также было посчитано процентное соотношение студентов с учетом индекса полезависимости по количеству рисковых ответов при решении финансовых задач с разной вероятностью выигрыша/проигрыша. Распределение было следующим (рис. 3).

 

Рисунок 3 – Распределение студентов с учетом индекса полезависимости по количеству рисковых ответов

 

Так при решении выигрышных задач с вероятностью 0,01 большая часть студентов как полезависимых (62%), так и поленезависимых (77%), выбирала рисковый ответ. При вероятности 0,99 – гарантированный выигрыш (38% и 15% соответственно). Равное количество полезависимых студентов (по 53%) рисковали при решении проигрышных задач с разной вероятностью. У поленезависимых студентов выявлено иное распределение при решении проигрышных задач. Так, в случае вероятности проигрыша равной 0,01 38% респондентов выбирали риск, а 69% студентов готовы были рискнуть  в случае, когда вероятность проигрыша составляла 0,99.

Таким образом, студенты чаще рискуют  в выигрышных ситуациях с вероятностью 0,01. Стоит отметить, что для полезависимых студентов вероятность проигрыша не имеет значения, а для поленезависимых выбор риска возрастает при вероятности проигрыша 0,99.

Был проведен корреляционный анализ (рис. 4), в ходе которого у полезависимых студентов была выявлена отрицательная корреляционная связь количества рисковых ответов с индексом полезависимости при решении выигрышных задач с вероятностью 0,01 и без учета вероятности.

Для поленезависимых студентов корреляции выявлено не было.

 

Рисунок 4 – Корреляционный анализ индекса полезависимости и количества рисковых ответов у полезависимых студентов

 

Заключение

Когнитивная психология давно изучает процесс принятия решений.  Сегодня стоит задача выявления в экспериментальных условиях особенностей  стратегии и способа ее реализации. Эти стратегии используются субъектом на основе анализа предъявляемой информации и ориентации в условиях ситуации. С одной стороны, выбор стратегии, а также стиль принятия решений могут зависеть от структурно-функциональных характеристик индивидуальности. С другой стороны, он зависит от сформированных и потенциальных когнитивных факторов (характер переработки информации, наличие когнитивного потенциала, когнитивной и психодинамической пластичности).

Способность определить подобные индивидуальные стратегии или стили позволяют предугадать степень рациональности решения в условиях риска. Также, мы предполагаем, что эти стратегии могут меняться с течением жизни и получением различного опыта. Хорошо понимая механизм формирования стиля принятия решения, мы сможем его менять с целью повышения степени рациональности будущих финансовых решений.

Таким образом, проведенное исследование позволило обнаружить наличие важных тенденций в определении когнитивных характеристик субъекта при принятии финансовых решений с разной степенью риска или предпочтения получения гарантированного успеха. Наш эксперимент позволил нам сделать следующие выводы:

 

  1. Большее количество имеет полезависимый стиль восприятия.
  2. Большинство испытуемых по итогам принятия финансовых решений с различными вероятностями выигрыша и проигрыша попали в пограничную группу с точки зрения рациональности выбора.
  3. В группе полезависимых испытуемых было обнаружено меньшее количество людей со строго рациональным выбором, исходя их результатов принятых ими финансовых решений.
  4. Испытуемые чаще рискуют в выигрышных ситуациях с вероятностью 0,01. В то же время для полезависимых испытуемых вероятность проигрыша особого значения не имеет, а для поленезависимых выбор риска возрастает при вероятности проигрыша с вероятностью 0,99.
  5. Чем сильнее выражена полезависимость, тем меньше рисковых ответов было получено от испытуемых.

 

Автор стать: Nina Grishina, PhD

Обсуждения закрыты для данной страницы

Previous Next
Close
Test Caption
Test Description goes like this